Tags: ИАГ

Кот

Заметки комментатора

Когда-то давно, первый раз читая гончаровские квази-мемуары «На родине» (1887), я обратил внимание на следующий фрагмент:

Однажды (мне рассказывала Софья Львовна) maman попросила ее почитать путешествие какого-то иеромонаха по святым местам. Архиерей прислал. Она и читает в одной главе: «сей ядовитый подлец...» Я из своей комнаты слышу голос maman: «Ах, какая гадость! Какие выражения! Вы, Чуча, должны были пропустить. Сонечка, послушай, какая гадость!» Я посмотрела в книгу, а там сказано: «сей ядовитый ползец»: это говорилось про скорпиона (гл. XI).

Дело было еще в досетевую эру, поэтому сразу нарисовалась картина, сколько придется перелистать пушетествий по святым местам, чтобы найти это место (в том, что Гончаров его не выдумал, я почти не сомневался). Но вот наступила эпоха Гуглбукса — и это место нашлось сразу. Вот оно:



Однако фанфары пришлось отложить: приведенный фрагмент находится в книге «Первое путешествие в Синайский монастырь в 1845 году архимандрита Порфирия Успенского» (СПб., 1856), а гончаровские воспоминания относятся к 1834 или 1835 году.

Кстати, любопытна этимология слова «ползец». Ни в одном из словарей (от Академии Российской до Русских народных говоров) мне найти его не удалось. Является ли оно окказионализмом или заимствованием из какого-нибудь славянского языка?